ОТКУДА БЕРЕТСЯ ЗАСТЕНЧИВОСТЬ > РОДИТЕЛИ, УЧИТЕЛЯ И ЗАСТЕНЧИВЫЕ ДЕТИ > "А вы застенчивы?"
Array

"А вы застенчивы?"

"Да, очень. А вы считаете себя застенчивой?"

Затем вдаетесь в подробности своей застенчивости и описываете воплощению вашей мечты все, что он (она) захотят узнать об этом, из-за застенчивости не решаясь спросить.

Исследования, начатые в Орегоне, направлены были на то, чтобы выяснить, почему некоторые мужчины и женщины боятся свиданий. Если сравнить мужчин, которые имели меньше трех свиданий за последние полгода, и женщин, которые имели меньше шести свиданий за последние полгода, то выявляются некоторые интересные различия: у сдержанных мужчин негативная самооценка значительнее, чем предполагают их реальные неудачи в социальной деятельности. Женщины же напротив, испытывают больше проблем в обществе, чем в собственном сознании. Мужчинам тестовой группы подготовили пособие, составленное на основе сведений, полученных от исследуемой группы женщин, о том, как держаться на свидании. Это пособие подтвердило свою эффективность увеличившимся количеством свиданий и помогло в разработке тактики, приведенной во второй части этой книги.

А женщины? С изменением сексуальных ролей, привнесенным женским движением, вес больше и больше женщин решаются взять инициативу на себя. Для многих это кажется менее болезненным, чем ждать волшебного момента, когда смелость и умение соединятся в могучую силу и приведут мужчину к головокружительному решению открыто спросить о времени, вечеринке, танце или свидании. Но иногда смелый кивок женщины рождает открытое предложение со стороны мужчины. Рассказывает молодая женщина:

Я увидела мужчину на танцплощадке и взволновалась, наблюдая за ним. Я подумала, что мне бы хотелось с ним потанцевать. Но, как только я об этом подумала, сразу очень испугалась. Мне потребовался весь вечер, чтобы набраться решимости пригласить его со мной потанцевать. Но, как только я это сделала, я возненавидела его за свое возбуждение и разозлилась на себя за неспособность подступиться к нему.

Поэтому, встретив его через несколько месяцев, я подошла к нему со словами: "Хочу вам кое-что сказать". "Что такое?"-удивился он. "Вы очень красивы. Я нахожу вас очень привлекательным". Он ответил: "О, боже", отвел глаза и начал мямлить: "Ну... это неважно". Еще он говорил, что провалился бы сквозь землю, если бы был один. Позже я узнала, что он не был особенно уверен в своей внешности. Между тем, поскольку по натуре я застенчива и он хронически застенчив, я не чувствовала особого желания просвещать его на этот счет. Я хотела просто узнать его и выбрала прямой путь, все этим испортив. И теперь я чувствую, что мы никогда не будем общаться по-человечески.

Это и в самом деле очень болезненно. Впервые в жизни я не пассивно воспринимала приближение мужчины, а сделала первый шаг сама, и это оказалось гораздо сложнее, чем я думала. Должно быть, адски трудно быть взрослым мужчиной. От застенчивости я махнула рукой на этого мужчину, только вступив с ним в контакт".

Что здесь было не так? Что могла сделать Мэри, чтобы связь заработала? Очевидно, что в наше время женщины больше не хотят сидеть, ждать и надеяться, что их выберет мужчина, к которому их влечет. Теперь они начинают, открыто действовать и выбирать сами. Но старая поговорка гласит: "Кто выбирает, тот и расплачивается". Расплачиваться приходится, потому что, совершая действенный выбор, мы выходим из безликой толпы на открытое место и должны нести ответственность за результаты нашего решения. Однако, только осуществляя выбор самостоятельно, мы самовыражаемся и начинаем контролировать свою судьбу.

Многие женщины, как и Мэри, выросли на традиционных представлениях о пассивной роли женщины. Застенчивость только усиливает эту основательную пассивность...

Аналогично мужские головы запрограммированы на старые, активные сексуальные стереотипы. Поэтому, когда Мэри пригласила Джона танцевать, это было нарушением всех традиций. Даже если бы она сделала это легко и грациозно, Джон мог бы почесть за необходимость уклониться от приглашения. Его мужское достоинство могло оказаться ущемленным, так как это он должен быть кормчим в сексуальных приключениях. Но на самом деле это — его проблемы контроля над собой, которые могут быть преодолены положительным опытом дальнейших изменений сексуальных норм, может быть, даже нашими небольшими рекомендациями. Мэри не была обеспокоена подоплекой его рассуждений, когда принимала решение. Она была слишком занята собственными фантазиями и беспокойством.

Кроме того, Мэри добилась чего угодно, кроме изящества. Она устремилась к своей ничего не подозревающей жертве в самом худшем своем облике, настойчиво заявляя: "Эй, детка, мне нравится твое тело. Ты меня хочешь?" Она ринулась слишком мощно, слишком неожиданно, не установив никакой основы для отношений — только потому, что Джон выглядел лучше, чем другие. Но с ее точки зрения, видимо, это все не было ни чересчур быстро, ни чересчур сильно, так как она переживала свою неспособность действовать оперативно долгие месяцы с момента их первой встречи на танцах. И к несчастью, Джон также оказался робким молодым человеком, который не сумел принять личную похвалу.

Используя этот пример смешения эмоций мы должны осознать, что включает в себя простое с виду приглашение к танцу, полученное от застенчивого человека. Страх, ненависть, гнев и беспокойство смешаны в этом проявлении натуры. Слишком много беспокойства о возможных негативных последствиях действия, чтобы позволить ему произойти спонтанно, слишком много в этом действии эгоцентризма, чтобы оно доставило удовольствие. Мэри в будущем могла бы больше преуспеть, практикуясь в умении общаться, включая и завязывание разговора. Она должна была как следует обдумать, до какого предела можно быть настойчивой, и как она могла бы добиться своего безобидным способом — прежде чем идти на танцы. Выбирая подходящий момент, чтобы произнести свой комплимент, она могла бы сесть рядом с Джоном в музыкальный перерыв и сказать: "Извините, я восхищаюсь вашей манерой танцевать. Где вы этому научились?". Очевидный комплимент, но подан в таком виде, что даже если Джон забеспокоится, он будет иметь возможность ответить. Дальше разговор может вернуться к танцам, удовольствию от хорошей музыки, к отдыху после рабочей недели. "А где вы работаете?" и так далее. На такой основе для Джона будет более естественно сделать следующий шаг и, когда музыка заиграет снова, пригласить Мэри танцевать. Если он этого не сделает, Мэри может сказать: "Я с большим удовольствием беседую с вами. Мы продолжим, танцуя, или останемся здесь?". Мэри дает ему шанс осознанного выбора: он может сидеть, беседуя с ней, или танцевать. Если он отвергнет и то и другое, она может повторить ему, какое удовольствие она получила, наблюдая его танец, и, не подавив мужчину, которого добивалась, двинуться дальше, в поисках мужчины, менее настороженного в отношении эмансипированных женщин.